Мошенничество банка HBOS: Налог на аудит профинансирует украденные деньги



Уполномоченный полиции долины Темзы по криминальным делам небезосновательно заявил, что на компенсацию мошеннических операций HBOS потребуется дополнительное финансирование. И вот откуда можно взять такие деньги?!

Стоимость расследования по делу мошенничества HBOS (Halifax Bank of Scotland) составила 7 млн. фунтов стерлингов, как сообщает уполномоченный полиции долины Темзы по криминальным делам.

Мне никогда не нравилось, что банкиров и подобных им зажиточных особ, которые ведут активную мошенническую и другую криминальную деятельность, называют «беловоротничковыми преступниками».

Воров такого калибра нельзя называть “белыми воротничками”. Они просто преступники. Приставка “белый воротничок” как будто смягчает тяжесть преступления, ведь это сделала «важная персона».

Проблема в том, что преступление, совершенное «большим боссом» дьявольски сложно расследовать, как показало недавнее следствие по делу мошенничества в банке HBOS.

По этому делу шесть человек приговорили к тюремному заключению. В результате того, что пострадали клиенты из сферы малого бизнеса, банковской группе Lloyds (нынешний владелец HBOS) пришлось списать 245 млн. фунтов стерлингов.

Судья Беддоу нелестно отозвался о «коррумпированном до мозга костей банкире» Линдене Скаурфилде за то, что он позволил «жадным людям прибрать к рукам огромные деньги банка и запустить свои щупальца в честный бизнес». 

Полиция долины Темзы считает приговор к тюремному заключению сроком от трех с половиной до 15 лет значительным результатом. Но цена его высока: 7 млн. фунтов стерлингов.

Вот что по этому поводу сказал Энтони Стенсфелд, Уполномоченный полиции долины Темзы по криминальным делам: «Для проведения крупного расследования по делу о мошенничестве полиция тратит массу времени и денег. Поэтому нужно хорошо подумать, можно ли было 7 миллионов фунтов, потраченных на это дело, потратить на расследование других преступлений, таких как изнасилование малолетних, и множества мошенничеств меньшего масштаба, от которых пострадали представители малого бизнеса и пожилые люди.»

«Если полиция долины Темзы и дальше будет заниматься подобными делами, огромное количество офицеров полиции и других работников будут заняты и не смогут участвовать в других расследованиях. Тем не менее, если оставить все как есть, то виновники не понесут наказание. Мне не по себе от понимания, что и другие подразделения полиции находятся в аналогичной ситуации. После совершения налета на банк потребуется много усилий и персонала, чтобы привлечь грабителей к ответственности. А если при этом грабители работают в этом банке, то о происшествии, скорее всего, никто не узнает.»

Точно отмечено! Затем он упомянул, что общий годовой бюджет Бюро по работе с крупным мошенничеством составляет всего 44 миллиона. А бюджет полиции Лондон Сити, которая помимо прочего занимается и «экономическими преступлениями», и того меньше.

И это при том, что общие потери в результате мошенничества и кибер-преступлений достигают 200 млрд. фунтов стерлингов.

Стоит на минуту задуматься об этом, как мы поймем, что Стенсфелд пытается сказать «Хьюстон, у нас проблема». Достаточно умный коррумпированный мошенник понимает, что шансы быть пойманным с поличным, не говоря уже о приговоре, крайне малы. Особенно если он знает меру и не злоупотребляет проститутками и дорогими курортами, на чем и прокололись Скаурфилд и его соратники.

Очевидно, что нужно больше средств, но где же их взять, если куда не глянь – бюджет ограничен? Стенсфелд призывает утвердить стратегию, при которой в случае, если Бюро по работе с крупным мошенничеством не в состоянии возместить расходы полиции, то это сделает центральное правительство.

Но весьма вероятно, что на это никто не пойдет. Он также предложил альтернативный вариант, по которому расходы должны оплатить причастные к делу аудиторы, банк и правонарушители.

Это может быть более реальным решением для министров. Но что если у правонарушителей совсем не окажется денег (помимо тех, что они заполучили путем мошенничества)? А что касается банков и аудиторов, нужно хорошо постараться, чтобы доказать их преступную халатность, перед тем как штрафовать. Что, в свою очередь, также трудозатратно и дорого. “Даже если сделать все возможное и невозможное, мошенник со стажем найдет как выкрутится,” – вот что они ответят.

И как, в таком случае, можно удовлетворить таких людей как Стенсфелд, который хочет расследовать мошенничество, но в то же время отмечает непомерную стоимость такого расследования? Вот идея: а что если ввести налог на комиссионные аудиторов за работу с крупными компаниями? Полученные деньги можно затем перечислять агентствам по расследованию мошенничеств, когда аудит терпит неудачу. Они же и так им платят.

Я понимаю, что крики недовольства в центре Лондона в ответ на такое предложение можно будет услышать даже в аэропорту Хитроу, и они перекричат даже шум от строительства новой взлетной полосы.

Но если бы аудиторы не пропускали такие преступления, такого предложения, как и комментария Стансфелда, не возникло бы.





Желаете получать специализированную
информацию от HR-security

Как можем к Вам обращаться

 

Укажите Вашу сферу деятельности: